владельцы европейского торгового центра

В отличие от многих других однокурсников Владимира Путина Рагимов не занимает высоких постов. Он читает лекции по юриспруденции в вузах Азербайджана, является партнером в небольшом юридическом бюро в Баку, членом совета директоров банка, тоже небольшого. Но одновременно он совладелец нескольких московских торговых центров и нескольких роскошных гостиниц, причем денежный поток от этих торговых центров, крупнейшие из которых «Европейский» и «Садовод», исчисляется сотнями миллионов долларов. Состояние каждого из владельцев группы компаний «Киевская площадь» Зараха Илиева и Года Нисанова Forbes оценивает в $2, 5 млрд. До сих пор мало кто знает, что совладельцем части их объектов является друг Владимира Путина.

Друзья сорок лет.  «Ильгам Рагимов — человек, который сам должен рассказывать о своей биографии, — говорит функционер Всероссийского азербайджанского конгресса, отказываясь отвечать на вопросы Forbes. — Не то чтобы он был самым скрытным из нас, но просто одно дело — человек лавку держит, и другое — Ильгам Рагимов». В президиум ВАК входят, например, владелец Crocus Group Арас Агаларов и совладелец «Нортагаза» Фархад Ахмедов, но Рагимов на особом счету. У него очень влиятельные знакомые. Бывший военный прокурор, а сейчас правозащитник Леонид Полохов вспоминает, что Ильгам Рагимов, Владимир Путин и Виктор Хмарин не просто общались, а дружили домами. О дружбе Рагимова, Хмарина и Путина вспоминал и тренер последнего по дзюдо Анатолий Рахлин (Рагимов тоже занимался этим спортом): якобы Рагимов часто бывал в гостях у Путина и знаком с его мамой, а Путин часто оставался ночевать в общежитии, где жил Рагимов. Наконец, сам Ильгам Рагимов в немногочисленных интервью подтверждал, что они с нынешним президентом России «друзья сорок лет» и эта дружба вызывает зависть у его врагов.

Ильгам Рагимов родился в 1951 году в Товузском районе на северо-западе Азербайджана, на границе с Арменией. Его дядя был прокурором, и Ильгам в 19 лет поступил на юридический факультет престижного Ленинградского университета. На одном курсе с Рагимовым и Путиным учились глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин (он был комсоргом), бывший руководитель следственного комитета при МВД Виталий Мозяков, известный адвокат Николай Егоров, несколько федеральных судей. Многие поступали в вуз после рабфака или армии, так что Рагимов и Путин были среди младших.

Леонид Полохов рассказывает, что Рагимов был в группе старостой, его специально выбрали, потому что знали, что он будет ходить на все занятия, не будет опаздывать. В университете Рагимов интересовался уголовным правом и до сих пор называет руководителя кафедры уголовного права юрфака ЛГУ Николая Беляева своим учителем. После выпуска в 1975 году, когда Леонид Полохов устроился работать в Ленинградскую прокуратуру, а Владимир Путин — в КГБ, пути друзей на некоторое время разошлись.

В оппозиции.  Рагимов остался аспирантом в университете, защитил кандидатскую диссертацию (а потом и докторскую) и вернулся в Баку. Там он делал карьеру в Министерстве юстиции, где проработал больше десяти лет, а с 1992-го по 1996 год возглавлял Азербайджанский институт судебной экспертизы и криминалистики. За эти годы Рагимов упрочил свои связи в юридическом мире — среди его близких друзей появился будущий влиятельный генпрокурор Азербайджана Эльдар Гасанов. «Ильгам Рагимов всегда был очень уважаемым юристом в республике», — вспоминает бывший руководитель крупнейшего в стране нефтеперерабатывающего завода в Баку и экс-спикер Милли Меджлиса (парламент Азербайджана) Расул Гулиев, живущий ныне в США.

В бытность вторым лицом в государстве Гулиев пользовался славой богача, «нефтяного короля» и в 1994 году ездил на переговоры в Россию. С Павлом Грачевым он беседовал об урегулировании Карабахского конфликта, а с министром энергетики Юрием Шафраником и главой «Лукойла» Вагитом Алекперовым договаривался о допуске компании к разработке месторождений на Каспии (прежний президент отдал их на откуп английским и американским нефтяникам). Как известно, «Лукойл» на Каспий пришел, однако уже без Гулиева — в 1996 году под давлением политических оппонентов ему пришлось подать в отставку с поста спикера и уехать в США. В декабре 1997 года Меджлис постановил лишить Гулиева депутатского мандата — за систематическую неявку на заседания.

Тогда Рагимов, член Демократической партии Азербайджана, главой которой был Гулиев, возглавил Комитет защиты прав Расула Гулиева. Лишить депутата мандата можно только с его согласия, утверждал юрист, ссылаясь на статьи закона «О выборах». «Рагимов в трудные времена поддержал меня», — вспоминает в беседе с Forbes Расул Гулиев. Комитет пытался опротестовать лишение Гулиева статуса в Верховном суде, но уже весной 1998 года генпрокурор Азербайджана и друг Рагимова Эльдар Гасанов обвинил Гулиева в присвоении $12 млн и нанесении Государственной нефтяной корпорации Азербайджана ущерба на $23 млн. Суд и депутаты санкционировали арест экс-спикера, и с тех пор путь на родину ему закрыт. В 2002 году Ильгам Рагимов сам баллотировался в депутаты Милли Меджлиса от родного Товузского округа, но проиграл и с тех пор открыто в политической борьбе не участвовал.

Дворец у моря.  Формально Рагимов пошел в бизнес только в 1999 году, уже после назначения Владимира Путина премьер-министром РФ. Оставил пост проректора Высшего дипломатического колледжа в Баку и возглавил юридический отдел «Лукойл — Азербайджан». Знакомые Рагимова уверены, что у него до сих пор есть интересы в бизнесе, связанном с каспийской нефтью, однако найти прямых доказательств этого Forbes не удалось. В интервью он говорил, что основной его бизнес связан с недвижимостью в России. Но по крайней мере одна выгодная сделка состоялась не там.

Осенью 2011-го на Южном берегу Крыма в местечке Парковое близ Ялты рядом с дачей министра внутренних дел состоялось торжественное открытие люксового отеля «Крымский бриз». 20 га земли, лес, собственный пляж, оздоровительные комплексы, подогреваемые бассейны с джакузи, виллы, построенные из натурального камня… Перерезать ленточку пригласили крымских чиновников, депутатов и представителей гостиничного бизнеса. Едва открывшись, «Крымский бриз» подал заявку на получение международной оценки 5 звезд. В сезон ночь в самом дешевом номере отеля обойдется в 5000 гривен .

Этот участок, примыкающий к заповедным землям, правительство Автономной республики Крым закрепило специальным постановлением в 2003 году за ООО «Рисско», единственным учредителем и руководителем которого был Рагимов Ильгам Мамедгасан оглы. На арендованном участке «Рисско» стал строить роскошный дворец. Подрядчик потом говорил журналистам, что ему велели не жалеть денег и покрывать стены хоть позолотой.

Рагимов не стал отвечать на вопросы Forbes, поэтому нельзя точно сказать, для чего юристу понадобилась эта стройка. Откуда деньги? В 2003 году Рагимов уже мог получать доходы от торговых центров «Панорама» и «Электронный рай на Пражской», которые запустили в Москве его партнеры Нисанов и Илиев.

Украинские СМИ писали об участке в Парковом как об одном из первых «дворцов Путина», который питает страсть к защищенному от недружественных западных режимов Черному морю. Возможно, профессор делал дачу для себя. Работа кипела: в 2003 году стоимость «незавершенного строительства» на балансе «Рисско» составляла 24 млн рублей, в 2004-м — уже 240 млн. Позже обнаружилось, что строительство вели параллельно с проектированием (это запрещено) и  деревья вырубали с нарушениями. Но руководил стройкой родной брат вице-премьера правительства Крыма, и на такие мелочи не обращали внимания.

На рубеже 2004–2005 годов в ходе «оранжевой революции» на Украине сменилось правительство. Это сказалось на строительстве «дачи» — прекратился режим наибольшего благоприятствования; возможно, заказчик стал хуже относиться к Украине. Но Рагимов внакладе не остался. В конце 2005 года 26% долей «Рисско» принадлежало уже некоему ООО «Озон», 100%-ной «дочке» одного из мощных добывающих подразделений российской газовой монополии «Газпром добыча Оренбург». Причем перед этим уставный капитал «Рисско» вырос настолько, что стоимость пакета «Газпрома» составила 613 млн рублей. А к началу 2007 года «Озон» консолидировал все доли общей стоимостью 2, 3 млрд. Депутаты крымской Рады и журналисты газеты «Крымская правда» писали, что «дочка» «Газпрома» выкупила «Рисско» у Ильгама Рагимова. Для чего добывающему подразделению газового концерна фешенебельный курорт в Крыму? В пресс-службе «Газпрома» и его «дочки» в течение месяца разбирались с запросом Forbes, но ответа так и не дали. Ясно только, что «Газпром добыча Оренбург» возвела на полученном Рагимовым участке пятизвездный «Крымский бриз». Представитель этой компании вместе с крымскими чиновниками присутствовал на церемонии открытия.

Идея строительства ОРТЦ «Москва» на месте подшипникового завода в районе Люблино принадлежала главе департамента потребительского рынка Москвы Владимиру Малышкову. «В архитектурно-художественном плане необходимо создать единый образ современного европейского торгового центра», — писали в 1998 году мечтатели-авторы концепции. Торговать предполагали продуктами и цветами. Структуры Зараха Илиева и Года Нисанова в том же году выиграли правительственный конкурс, однако торговых центров такого размера в Москве еще не было и в помине, и молодые девелоперы рисковали увязнуть в согласованиях.

Но на рубеже столетий произошло событие, изменившее судьбы многих людей: Владимир Путин стал президентом. Это дало мощный толчок карьерному росту многих его знакомых. Александр Бастрыкин в 2001 году из Российской правовой академии перешел в Министерство юстиции, возглавив управление по СЗФО. Виталий Мозяков возглавил Следственный комитет при МВД. Леонид Полохов вспоминает, что Ильгам Рагимов и Виктор Хмарин обращались тогда к нему и говорили: давай работать вместе. Он отказался, а Рагимов и Хмарин, получается, «стали работать».

К 2000 году у Года Нисанова и Зараха Илиева был уже немаленький бизнес, потом он стал стремительно расти. Нисанов и Илиев уже давно обгоняют в списке Forbes старшего товарища, создателя Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова. Связано ли это с тем, что у руля страны стоит друг «друга семьи» Нисановых? Возможно, львиной долей успеха выходцы из Азербайджана обязаны своей предприимчивости. Однако нельзя не отметить одного обстоятельства. Бизнес Нисанова и Илиева демонстрирует устойчивость к атакам разных уровней. Вот несколько примеров.

В 2002 году Нисанов и Илиев купили перспективную площадку у метро «Киевская», на которой впоследствии возвели торговый центр «Европейский», один из самых дорогих в городе. Крупный московский девелопер и их конкурент говорит, что этот участок не был выставлен «на открытом рынке». Постановления правительства Москвы, связанные со стройкой, штамповались пачками, как если бы проект вела «Интеко». Работа шла не по-московски споро, этажность росла, площадь тоже, достигнув 180 000 кв. м. Масштабная стройка в центре города не могла не заинтересовать уйму людей, которые привыкли получать свою долю. Весной 2006 года информированный депутат Госдумы Александр Хинштейн сообщил СМИ, что ФСБ направила прокурору Москвы запрос о том, не вызовет ли случайно такой тяжелый торговый центр обрушение на станции метро. Запрос остался без ответа. Летом того же года Хинштейн и глава Росприроднадзора Олег Митволь в сопровождении журналистов попытались проинспектировать стройку уже на предмет того, что она находится в водоохранной зоне. Охранники, сообщив, что руководство в отпуске, делегацию не пустили. Никаких последствий для девелоперов не последовало. «Европейский» открылся, считается одним из лучших торговых центров столицы и стоит более $1 млрд. Бизнесмен из окружения Рагимова считает, что он является совладельцем центра.

В следующем, 2003 году Москва проводила конкурс на право управлять городским пакетом в ОАО «Садовод». По сути, речь шла о возможности использовать площадку на 14-м километре МКАД — 41 га. В конкурсе победила компания «Трэйд Инвестментс» (входит в группу «Киевская площадь»). Проигравшая «Эмерал» пыталась оспорить результаты в судах всех инстанций, но ничего не добилась. Сейчас «Садовод» — крупнейший оптовый рынок в стране, его территория постоянно разрастается и реконструируется. По данным ЕГРЮЛ, 15% «Трэйд Инвестментс» принадлежит Ильгаму Рагимову, его вклад в уставный капитал — 15 млн рублей. В мае 2009 года Тельман Исмаилов с помпой открыл в Турции роскошный отель «Мардан Палас». Через месяц Владимир Путин потребовал «посадок» в деле о контрабанде на Черкизовском рынке, и тем же летом его закрыли, несмотря на дипломатические протесты со стороны Киргизии и Китая. Кто выиграл от этой операции? Торговцы с «Черкизона» перебрались сначала в ТЦ «Москва», а потом — на «Садовод».

Когда компания «Бисквит» купила на ожесточенном аукционе гостиницу «Украина» за 8 млрд рублей, Год Нисанов сам участвовал в торгах. В ходе реконструкции высотки произошло обрушение на одной из башен, злопыхатели надеялись, что власти отберут у него историческое здание. Ничего подобного, Radisson Royal работает, и доля Рагимова, по нашим данным, в ней тоже есть, пусть и менее 10%.

Дело «Трех китов» и «Гранда» уже вошло в историю как пример войны спецслужб: с одной стороны — МВД, Таможенный и Следственный комитеты, с другой — ФСБ и прокуратура, «крышевавшие» контрабанду мебели. Начавшись с расследования нелегальных поставок на смешные по современным меркам суммы в несколько десятков миллионов долларов, война обернулась громкими арестами, публикацией телефонных прослушек и отставками влиятельных лиц. В самый разгар борьбы чеченские партнеры основного фигуранта дела Сергея Зуева Магомед и Сумайд Халидовы продали торговый центр «Гранд». Владельцем центра стала компания «Грандтитул» (входит в группу «Киевская площадь»). По данным ЕГРЮЛ, 15%-ный пакет в ней принадлежит Ильгаму Рагимову. В 2005 году, когда сделка закрывалась, Зуев пытался обвинить партнеров в том, что они одурманили его наркотиками и обманом получили согласие на продажу. В 2006-м Путин поставил точку в борьбе спецслужб, убрав с поста генпрокурора Владимира Устинова и поставив на его место Юрия Чайку. Зуева посадили в тюрьму. Новых владельцев «Гранда» больше никто не беспокоит. Компания «Грандтитул» в этом году выкупила за $320 млн недостроенный небоскреб, предназначавшийся при Юрии Лужкове под резиденцию столичного правительства в Москва-Сити. Так что Рагимов скоро будет совладельцем и небоскреба.

От смены власти в Москве дела партнеров Рагимова не пострадали. После отставки Юрия Лужкова собственники ГАО ВВЦ, правительство Москвы и федеральное правительство договорились начать реконструкцию территории бывшей ВДНХ. Год Нисанов и Зарах Илиев «стали инвесторами» проекта. Насколько прозрачной была процедура выбора инвесторов, отдельный вопрос. Так или иначе, Нисанов вошел в совет директоров ОАО ВВЦ, а человек из его команды Алексей Микушко стал гендиректором.

Долгие годы на выставке творилась полная неразбериха: павильоны сдавались в аренду дешево, зато выручка не попадала в официальную кассу. Новая администрация стала наводить порядок: арендаторам предложили платить рыночные ставки или покинуть территорию. Те возмутились и нашли союзника в лице бывшего калиниградского губернатора, а ныне председателя совета директоров ВВЦ Георгия Бооса. Как рассказал Forbes один из арендаторов, Боос встал на их защиту и тормозил жесткие меры по освобождению территории. На посту председателя совета он удержался не больше года, сменившая его Наталья Сергунина политике инвесторов не препятствует. «Да, принадлежащие мне компании реконструируют ВВЦ, — подтвердил в интервью «Новости-Азербайджан» Ильгам Рагимов. — Мы намерены вложить в этот проект $3 млрд». Откуда деньги? Арендный доход от объектов Нисанова, Илиева и Рагимова, по подсчетам Forbes, больше $780 млн в год.

В истории российского бизнеса трудно найти примеры такой неуязвимости. Поражения знают и братья Ротенберги, и Игорь Сечин, и «Альфа-Групп». Победу в каждом отдельном случае можно было бы объяснить умением Илиева и Нисанова работать и находить подходы к властям города, прокурорам, следователям, судьям. Но вряд ли конкуренты вроде владельцев «Эмерала», которые долгие годы управляли крупнейшей строительной ярмаркой, менее искусны в этой науке. Смешно представить, чтобы Путин лично разбирал споры между «Киевской площадью» и ГУБЭП МВД или Росприроднадзором. Однако имя «друга Путина», однокурсника Бастрыкина и т. д. само по себе может служить, как в компьютерных играх, щитом, под которым легко проходить уровень за уровнем.

Три бизнесмена из списка Forbes рассказали, что знают о дружбе Рагимова с Путиным, которая помогает бизнесу Илиева и Нисанова. Представитель Нисанова и Илиева отрицает, что Ильгам Рагимов может как-то использовать знакомство с президентом с пользой для бизнеса. «Мы же не работаем с «Газпромом», ни разу в жизни ничего не получали от бюджета, — убеждает Надежда Спиридонова. — А его доли — это просто семейный бизнес, Ильгам Рагимов вкладывает деньги и оказывает консультационные услуги как юрист».

Впрочем, если бы семейный бизнес предполагал продажу долей, стоимость миноритарных пакетов Ильгама Рагимова потянула бы на полмиллиарда долларов. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что Путин и Рагимов знакомы со студенческих времен, но регулярно сейчас, насколько известно Пескову, не общаются.

Многогранная натура.  Азербайджанские СМИ много пишут о могущественном соотечественнике. Якобы он один из первых в Баку стал ездить на «майбахе». После смерти жены построил в память о ней больницу в родном селе Джиловдарлы, а недавно едва не женился на популярной певице Рухи Алиевой. Впрочем, знакомые Рагимова говорят, что он очень скромен в быту. В это трудно поверить. В официальной биографии на сайте юридического бюро Fina, партнером которого является Рагимов, перечислены все звания и заслуги ученого, даже сомнительные вроде «второй азербайджанец, который был избран академиком Российской Академии Безопасности, Обороны и Правопорядка». Эта общественная организация успела вручить ему свой «Орден Петра Великого», пока не была ликвидирована по решению Верховного суда за незаконную раздачу орденов и медалей.

У доктора юридических наук ищут помощи в бизнесе. После кризиса 2008 года Рагимов получил половину компании «Региональные инвестиции», принадлежащей питерскому бизнесмену с азербайджанскими корнями Руслану Шугубову. Тот боролся за угольные активы в Республике Коми, однако, несмотря на помощь влиятельного партнера, обанкротился и сейчас бизнеса в России практически не имеет. Зачем было делиться? Вопросы Forbes Шугубову передали, но отвечать он не стал.

До сих пор Рагимов заседает в совете директоров банка «Столичный кредит». «Что значит, чем он там занимается? — предправления банка Марина Фомкина была раздражена вопросами журналиста. — Мы же юриста пригласили, а не артиста, что тут необычного?» Фомкина дала понять, что Рагимов действительно принимает участие в заседаниях совета, но, возможно, банку хватило бы одного указания его фамилии среди аффилированных лиц.

А самого Рагимова, похоже, не на шутку занимают международные отношения. В 2010 году он навещал в тюрьме Рамиля Сафарова, который на курсах НАТО по обучению английскому языку в Венгрии зарубил топором спящего армянского офицера Гургена Маркаряна. «Рамиль изучает английский язык, считаю.., что он нуждается в моральной поддержке», — передали информагентства слова Рагимова. Недавно Венгрия экстрадировала убийцу на родину, где он тут же был помилован президентом Ильхамом Алиевым.

Вместе с давними друзьями — бывшим генпрокурором, а сейчас энергичным послом Азербайджана в Румынии и Сербии Эльдаром Гасановым и однокурсником Виктором Хмариным — Рагимов участвует в работе «Международного фонда сотрудничества и партнерства Черного и Каспийского морей». Налаживая дружбу морями, фонд пока занимается самыми разными проектами, включая разработку кормовых добавок. Но самый интересный на сегодня проект «Шереметьевский». На 17 га земли возле аэропорта Шереметьево фонд планирует построить около миллиона квадратных метров складов, офисов, ресторанов и прочей недвижимости. Объем инвестиций в проект превышает $1 млрд, если все заявленное будет построено, его стоимость может потянуть и на $2, 5–3 млрд. Хмарин планирует, что работать в «Шереметьевском» будут 10 000 человек. Арендовать площади будут производители из Турции, а приезжать за покупками — оптовики со всей России. Турецкое правительство частично субсидирует своим производителям ставки аренды, по словам Хмарина, уже есть договоренность с 4200 турецкими фирмами.

Одного этого проекта достаточно, чтобы выправить торговый баланс между Турцией и Россией, который сильно перекошен в пользу России из-за экспорта углеводородов, уверен Хмарин. По его словам, уже достигнуты договоренности с таможней об открытии особого таможенного поста, закуплена техника, есть разрешения на строительство некоторых объектов. Сейчас решается вопрос с прежними арендаторами земли. Вовлечен ли Рагимов в стройку? «Он ученый человек, какое строительство?» — со смехом говорит Хмарин, но дает понять, что Рагимов решает ряд вопросов, связанных с проектом. В других сферах.   

Forbes опубликовал рейтинг российских бизнесменов, которые больше всех зарабатывают на аренде недвижимости. В списке 30 рантье. Владельцы ТЦ «Европейский» Год Нисанов и Зарах Илиев потеснили владельца империи «Крокус» Араса Агаларова

Зарах Илиев и Год Нисанов заняли первое место в списке самых богатых рантье России по версии журнала Forbes. Фото: РИА Новости, пресс-служба ЗАО «Киевская площадь»

Российский Forbes опубликовал ежегодный рейтинг крупнейших рантье по итогам 2011 года. Лидера предыдущего рейтинга — основателя «Крокус груп» Араса Агаларова — по показателям доходности аренды коммерческой недвижимости обошли владельцы компании «Киевская площадь» Год Нисанов и Зарах Илиев.

В портфеле Нисанова и Илиева несколько торговых центров, включая торгово-ярмарочный центр «Москва» в Люблино и ТРЦ «Европейский» у Киевского вокзала, а также рынок «Садовод» и гостиницы «Славянская» и «Украина» (обе входят в сеть Radisson). В прошлом году им удалось заработать на аренде недвижимости 780 млн долларов (год назад 520 млн долларов).

Однако это не единственное достижение бизнесменов в 2011 году. Как отмечает Forbes, Зарах Илиев и Год Нисанов получили право реконструировать территорию ВВЦ в Москве. Объем инвестиций оценивается в 1, 5 млрд долларов, которые пойдут на реставрацию исторических павильонов и новое строительство.

Впрочем, в прошлом году у Илиева и Нисанова были и проблемы: в июле мэрия Москвы подала на владельцев ТРЦ «Европейский» в суд. Власти пытаются увеличить свою долю в торговом центре и утверждают: инвестиционный контракт на строительство «Европейского» предполагает, что 30% построенного здания будут принадлежать столице. Как соинвестор город внес в проект 25 млн долларов. Однако по факту, столице принадлежат всего около 10% торгового центра. Разница между тем, что город имеет, и тем, на что претендует, составляет 37, 7 тысячи кв. метров. Разбирательство длится до сих пор.

Арас Агаларов в этот раз оказался на второй строчке рейтинга — в 2011 году он заработал на сдаче недвижимости в аренду 700 млн долларов (в 2010-м — 550 млн долларов). Большая часть арендного дохода бизнесмена приходится на крупнейший в Восточной Европе выставочный комплекс «Крокус Экспо» на МКАД.

Уход Агаларова с первой позиции рейтинга журнал Forbes связывает с тем, что бизнесмен с головой ушел в строительство. Компании Агаларова по госконтрактам строят объекты на острове Русский для саммита АТЭС, который состоится в этом году. Первые пять объектов были сданы в начале декабря 2011 года.

Третье место в рейтинге крупнейших рантье, как и год назад, занял владелец группы «Ташир» Самвел Карапетян. Арендный доход ему приносят торговые центры: у группы их несколько, в том числе столичная сеть «Рио». В 2011 году Карапетян заработал на аренде объектов 565 млн долларов (годом ранее — 410 млн долларов). «Ташир» также ведет бизнес и по другим направлениям: энергетика, девелопмент, общепит.

Группа представлена в Москве, Санкт-Петербурге, Реутове, Коломне, Ярославле, Белгороде, Иваново, Калуге, Сочи, Ялте, Вологде, Туле и Ереване. Одна из удач «Ташира» в 2011 году — открытие в ТРЦ «Рио» на Дмитровском шоссе первого в Москве океанариума, за первый месяц его посетили 250 тысяч человек.

С 12 на 4-е место рейтинга поднялись отец и сын Хотины (компания «Комплексные инвестиции»), которым в прошлом году удалось выручить от аренды недвижимости 320 млн долларов (в 2010-м — 105 млн долларов). Юрию и Алексею Хотиным принадлежат более 30 объектов в Москве общей площадью 1, 8 млн кв. метров. Взлет произошел благодаря совершенной в 2011 году крупной сделке — они купили у структур депутата Мосгордумы Александра Милявского (владелец МТЗ «Рубин») рынок «Горбушка» и ТЦ «Филион» за 500 млн долларов. Сам Милявский, который год назад находился на 11-м месте, выбыл из списка крупнейших российских рантье.

Пятую строчку рейтинга занял Саит-Салам Гуцериев (компания «Чайка Плаза») с 280 млн долларов, заработанными на аренде недвижимости. Любопытно, что Саит-Салам впервые фигурирует в рейтинге как самостоятельный бизнесмен-рантье. Год назад он занял четвертое место вместе с братом Михаилом Гуцериевым и племянником Микаилом Шишхановым (промышленно-финансовая группа БИН), их доход от аренды оценивался также в 280 млн долларов.

По данным Forbes, компании «Чайка Плаза» принадлежат восемь бизнес-центров и несколько крупных торгово-развлекательных центров. Еще один ТРЦ на 1 млн кв. метров строится на Варшавском шоссе. В 2011 году Гуцериев купил логистический комплекс «Северное Домодедово».

Племянник Гуцериевых, Микаил Шишханов, который в этом году тоже прикупил активов (он стал основным владельцем гостиницы «Москва» и строительной компании «Интеко») в тридцатку крупнейших рантье не попал.

Forbes отмечает, что компании, вошедшие в первую пятерку рейтинга, за минувший год в общей сложности вложили в коммерческую недвижимость 1, 8 млрд долларов. Общий объем инвестиций в этот сегмент оценивается в 7 млрд долларов — это абсолютный рекорд за всю историю наблюдений.

В ТОП-10 рейтинга вошли также владельцы петербургской девелоперской компании «Адамант» Игорь Лейтис, Михаил Баженов и Евгений Гуревич, заработавшие на аренде 260 млн долларов. Бизнесменам принадлежит 40% всей коммерческой недвижимости северной столицы (890 тысяч кв. метров).

Также в десятку крупнейших рантье вошли владелец компании KR Properties Александр Клячин (гостиничная сеть «Азимут», старые московские фабрики «Красная Роза» и «Даниловская мануфактура», в которых сейчас располагаются комфортабельные офисы) со 185 млн долларов арендного дохода, а также братья Алексей и Дмитрий Ананьевы со 175 млн долларов дохода от аренды и владелец 01 Properties Борис Минц, заработавший на аренде 150 млн долларов.

Новые лица, как в первой десятке, так и в самом рейтинге крупнейших рантье — владельцы группы компаний «Регионы» Алихан и Амиран Муцоевы, Амирхан Мори и Александр Карпов. Группа присутствует в Санкт-Петербурге, а также на Урале и в Сибири.

В 2011 году «Регионы» завершили ребрендинг торговых центров обанкротившейся сети «АЛПИ», которые ранее выкупили у «Сбербанк-Капитал». Эти торговые центры общей площадью 350 тысяч кв. метров под маркой «Сибирский городок» работают в 15 городах Западной Сибири.

В целом же по составу участников свежий рейтинг мало изменился: фигурирующие в нем фамилии встречались в списке крупнейших рантье и в предыдущие годы, но есть и выбывшие. Кроме Микаила Шишханова и Александра Милявского рейтинг покинули владелец «Союз Маринс Групп» Александр Куликов (доход в 2010 году 55 млн долларов) и основатель группы «АСТ», владелец ресторана «Прага» и бывший совладелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов (доход в 2010 году – 45 млн долларов).

В Москве из торговых центров «Метрополис» и «Европейский» эвакуированы порядка 500 человек после анонимных звонков о минировании. Об этом сообщает «

Собеседник агентства рассказал, что у торговых центров находятся сотрудники правоохранительных органов. Здания будут обследованы кинологами со служебными собаками.

Также информированный источник рассказал «Интерфаксу

Накануне, 17 сентября, около 9 тысяч человек эвакуировали из-за звонков о минировании из торговых центров «МЕГА» в Химках и Теплом Стане, «Охотный ряд», «Хорошо!», «Рио» на Ленинском проспекте и «Океании» на Кутузовском. Ни в одном случае информация об угрозе взрыва не подтвердилась, отмечал собеседник «Интерфакса».

За прошедшие выходные, как

Звонки с информацией о минировании начали поступать 11 сентября. Источник «Интерфакса»

Газета «Ведомости»

В понедельник, 18 сентября, РБК 

По словам экстренных служб, вечером 18 сентября поступил звонок от неизвестного, который сообщил о минировании ТЦ «Метрополис» на Ленинградском шоссе. На данный момент полиция эвакуировала из здания всех людей, на месте ожидают кинологов. Кроме этого, проводится эвакуация ТЦ «Европейский» на площади Киевского вокзала.

Пока неизвестно: есть ли бомба или это очередная «ложная тревога». Напомним, в эти выходные по России прокатилась волна «минирований»

Из торговых центров «Метрополис» и «Европейский» в понедельник 18 сентября вечером эвакуировали посетителей и персонал в связи с угрозой взрыва. Как сообщил источник в экстренных службах, поступил звонок от неизвестного, который рассказал, что по адресу Ленинградское шоссе, дом 16А заложена бомба.

По его словам, также эвакуировано здание по адресу площадь Киевского вокзала, дом 2, где располагается торговый центр «Европейский».

Ранее в понедельник сотрудники правоохранительных органов эвакуировали более 600 человек из пяти префектур и трех районных управ, а также одного офисного здания. В полицию также поступили анонимные сообщения об угрозах взрывов.

Волна анонимных звонков о минировании началась в России с 11 сентября. Только за 13 сентября в Москве поступили звонки об угрозе взрыва на 100 объектах. Полиция проводит мероприятия по розыску и установлению личностей телефонных террористов.

В данном разделе собраны последние новости недвижимости Москвы и всей России. Обращаясь к разделам сайта, вы можете быть уверены, что нами использованы достоверные источники, и вы получаете полный спектр аналитической и справочной информации. С нами вы можете следить за всеми актуальными новостями недвижимости Москвы и основными изменениями, происходящими в деловой жизни столицы.

Мы публикуем на сайте только свежие и проверенные новости недвижимости Москвы, – начиная от рекордных январских продаж недвижимости в Подмосковье и заканчивая строительством метро. Вы можете просматривать и анализировать новости и за более ранний период, воспользовавшись архивом. Тематический рубрикатор позволит отслеживать события в узких тематиках отрасли.

Глава ВТБ на день рождения получил куранты от Путина ВТБ получил долю в добывающем проекте Мусы Бажаева Началась встреча Путина с бизнесменами в Кремле

История Бывший инженер и профсоюзный работник из Баку, Арас Агаларов в 90-х понял, что за компьютерами будущее, и организовал большую профильную выставку. На волне успеха построил на МКАД выставочный комплекс «Крокус Экспо» и магазин «Твой дом», в котором продают и соленые грузди, и винные шкафы. Но по-настоящему его увлекала не мебель, а мода, поэтому в 2001 году он затеял в Мякинино помпезный «Крокус Сити Молл» — девелоперы крутили пальцем у виска. Стал первым частным соинвестором метро, открыл станцию «Мякинино».

Сейчас «Крокус Сити Моллом» управляет сын Агаларова — Эмин, женатый на Лейле Алиевой, дочери президента Азербайджана. Это один из самых пустых торговых центров Москвы и Московской области.

Кроме того Открыл несколько ресторанов, в том числе Nobu, гигантский ТРК Vegas (480000 м2) на Каширке, а по заказу государства — университет во Владивостоке. Теперь строит в Мякинино город-спутник с 14 небоскребами и океанариумом.

История До недавних пор «Метрополис» принадлежал казахской компании Capital Partners, владельцами которой являются турок Бурак Оймен и один из крупнейших девелоперов Алма-Аты Сержан Жумашов (его называют родственником бывшего премьер-министра Казахстана). Им же принадлежал отель The Ritz-Carlton на Тверской. Метод компании — сносить и строить заново: The Ritz-Carlton возвели на месте гостиницы «Интурист», «Метрополис» вырос на месте чугунолитейного завода.

Сейчас В начале 2013 года компания продала «Метрополис» американскому инвестбанку Morgan Stanley. «Метрополис» занимает пятое место по посещаемости в Москве — каждый день в него приходят более 55000 человек.

История В начале 2000-х годов совладельцы Черкизовского рынка, горские евреи Год Нисанов и Зарах Илиев поняли, что время базаров проходит. Строить торговый центр западного уровня они решили вместе с сильным партнером — однокурсником Владимира Путина, азербайджанцем Ильгамом Рагимовым.

Сейчас «Европейский» снаружи выглядит странно, зато внутри — пять атриумов, парковка наверху и нелогично расположенные выходы — отличный лабиринт для покупателей. Занимает второе место в рейтинге самых посещаемых торговых центров в мире (140 тысяч человек в сутки), уступает только Dubai Mall в Арабских Эмиратах.

Кроме того Владеют гостиницами «Украина» и «Рэдиссон Славянская», рынком «Садовод» и другими комплексами, будут реконструировать ВВЦ и строить небоскреб в «Москва-Сити».

История К 850-летию Москвы Лужков решил благоустроить Манежную площадь и построить первый в городе подземный торговый центр. Этим занялся бывший акционер «Собинбанка» Александр Занадворов. В 2005 году в центре Москвы появились билборды «Занадворов, зачем тебе остров?», «Занадворов, позвони Мике», «Занад ВОРов работает в Седьмом…». Эти щиты принадлежали компании Умара Джабраилова (см. также «Рома думает о семье. Семья думает о Роме»). и предположительно имели отношение к планам Занадворова на Болотный остров.

Сейчас Предполагалось, что в «Охотном Ряду» разместятся бутики великих брендов. Но выяснилось, что большинство посетителей — туристы из провинции. Владелец снизил ставки на 15–20%, и бутики вытеснили более народные Mango, Colin’s, Zara и «Твое».

История Выходец из армянского города Ташир Самвел Карапетян в начале 1990-х перебрался в Калугу, где занимался оптовой торговлей и строил универмаги. Дебютировал в Москве «Рио» на «Академической», и, впоследствии, «Ереван плазой». Для «Рио на Дмитровке» проложил дорогу в обход пробки и сделал первый в Москве океанариум.

Сейчас Проблему заполняемости «Рио» Карапетян решает просто — сдает площади самому себе. В холдинг «Ташир» входит сеть кинотеатров «Синема Стар», магазины «Модный альянс», Wild West и другие, сети ресторанов, кафе и пиццерий.

Кроме того Карапетян создал премию «Ташир» за успехи в армянской музыкальной культуре. Церемония проходит в Кремле, там поют Стас Михайлов и Энрике Иглесиас, а ведущим шоу (скажем, Ксении Собчак) Карапетян дарит квартиры в Ереване. А еще в «Рио» был обнаружен таджикский грузчик Джимми, игравший болливуд-поп на ведре.

История ЦУМ и ГУМ соперничали еще в советское время, сейчас история продолжается: ГУМом владеет конкурирующая компания по продаже предметов роскоши — Bosco di Ciliegi. А ЦУМ реконструировала компания Mercury, акционерами которой считаются Леонид Фридлянд и Леонид Струнин. Mercury — дистрибьютор Dolce & Gabbana, Rolex, Tiffany & Co., Bentley и прочих самых дорогих вещей в мире.

Сейчас ЦУМу нет равных в стране по выбору и дороговизне. Здесь показывали инсталляции Олега Кулика и выставку Йоко Оно. Но куда больший резонанс вызывали провокационные рекламные кампании «Кто не в Prada, тот лох!», «Свет мой, ЦУМ, скажи, я ль в школе всех моднее?».

Кроме того Mercury владеет бутиками в Третьяковском проезде, торговым центром «Барвиха Luxury Village» на Рублевке и универмагом ДЛТ в Петербурге.

История В 2005 году владельцы строительного рынка «Северянин», фамилия одного из которых Хихинашвили, решили повторить успех «Европейского». В 2009 году они построили крупнейший в Европе торговый центр площадью 240000 м

Сейчас На открытии «Вавилона» на проспекте Мира случилась страшная давка: ролик с многотысячной толпой, атакующей эскалатор, стал вирусным. Сейчас потише: из-за странной конфигурации участка торговый центр получился вытянутым, как колбаса, с пустотой посередке. До сих пор часть помещений пустует.

Кроме того Австрийцы владеют несколькими «Вавилонами» и торговым центром в Щукино, а Хихинашвили и компания — коттеджами на Рублевке и гостиницами на Бахрушина.

История Построив IKEA в Химках и Теплом Стане, шведы долго искали участок в восточной части города. В 2003 году им даже удалось приобрести участок около Щелковского шоссе, однако выяснилось, что на этой земле находятся гнезда редких видов птиц. На выручку пришел бывший министр сельского хозяйства Виктор Семенов, он предложил шведам построить торговый центр на земле принадлежащего ему агрокомбината «Белая Дача». «IKEA Белая Дача» стал первым магазином, расположенным на одном этаже. Проект оказался столь удачным, что стал типовым для региональных ТЦ «Мега» в России.

Сейчас Проходимость комплекса в будни — порядка 40–50 тысяч человек в день, в выходные — 100–120 тысяч человек.

История Универмаг на месте пустовавшего 20 лет Центрального рынка построила — но будто бы хочет продать — девелоперская компания RGI International (сейчас — Rose Group). Основатель Борис Кузинец недавно продал свою долю структурам банка «Глобэкс». Власти Москвы в случае «Цветного» проявили редкую принципиальность: здание должно было сохранить прежний объем и назначение — колхозный рынок. Это отпугивало многих, но Кузинец придумал остроумное решение: построил современный универмаг, на последнем этаже которого разместился небольшой фермерский рынок.

Сейчас Самый дружелюбный из дорогих универмагов Москвы, который соперничает и с ЦУМом, и с «Европейским».

Кроме того Кузинца называют отцом «золотой мили» — большинство элитных жилых домов на Остоженке строила RGI International.

История Компания AFI Development принадлежит алмазному королю Льву Леваеву — он добывает и обрабатывает алмазы в Африке, Израиле и России. Леваев — президент Федерации еврейских общин СНГ и глава Конгресса бухарских евреев Израиля. Первоначально планировалось, что центральное ядро «Москва-Сити» будет общественным пространством с концертным залом, кинотеатрами, гостиницами, ресторанами и пересадочным узлом метрополитена и электричек. Но инвестора для реализации этого проекта долгое время найти не удавалось. В 2005 году за дело взялся Лев Леваев, но сделал только «Афимолл» — обычный торговый центр, пусть красивый.

Сейчас Почти год с момента открытия «Афимолл Сити» пользовался славой универмага, где продавцов больше чем покупателей: его посещали не более 20000 человек в день. Сейчас, по словам менеджмента универмага, эта цифра выросла до 50000 человек в день.

Кроме того Среди других известных проектов AFI Development — бизнес-центр «Четыре ветра» (на пересечении 1-й Тверской-Ямской и Большой Грузинской), который в 2012 году был продан структурам Романа Абрамовича.

История Строительной компании «Ингеоком» разрешили построить у Курского вокзала многоэтажную парковку с торговыми помещениями, но в процессе площадь паркинга значительно сократилась. Само здание имеет неправильную геометрическую форму из-за усадьбы Боткиных, стоящей слева от «Атриума». В этом доме Боткин умер от сифилиса, который сам себе привил в ходе научного эксперимента. Позже там располагался дом приемов владельца сети «Арбат Престиж» Владимира Некрасова. В 2000 году снегоход, на котором ехал основатель «Ингеокома» Михаил Рудяк с актрисой Мариной Левтовой, упал в овраг — Левтова погибла. После его смерти в 2007 году «Ингеоком» унаследовали вдова и дети.

Сейчас Один из самых дорогих и успешных торговых центров Москвы, особенно популярен у молодежи. Topshop, H&M, Uniqlo — такой комбинации в центре нет больше нигде. В начале его славе способствовало шоу «Comedy Club», съемки которого проходили в «Атриуме», в последнее время «Атриум» стал модным — там выступает певица Сантиголд и проходят выставки современного искусства.

История ГУМ был открыт в 1893 году. Здесь работало больше тысячи магазинов. После революции торговцев выгнали на улицы, а в магазинах расселили нуждающихся в жилье. В начале 1930-х годов на этом месте планировали построить здание Народного комиссариата тяжелой промышленности СССР, но проект не осуществили. В 1953 году жильцов выселили и снова сделали из ГУМа главный универмаг страны. В 2004 году основатель Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович вместе с партнерами купил здание. Бутики Bosco занимают лишь пятую часть универмага.

Сейчас Под крышей ГУМа удивительно сочетается роскошь с советским стилем: здесь есть «Гастроном №1» и «Столовая №57». В прошлом году Куснирович восстановил исторический туалет по эскизам 120-летней давности. Теперь это самый дорогой клозет столицы — 85 рублей за посещение.

Кроме того Куснирович — самый медийный девелопер России, поэтому о его проектах и увлечениях — от высадки вишневых садов и катания на коньках до создания одежды для олимпийцев и музыкальных фестивалей — знает вся страна.

РазвлеченияРазвлеченияРазвлеченияРазвлеченияРазвлеченияРазвлеченияРазвлеченияРазвлечения

Год Нисанов: «В Москве объектов много, на всех хватит. Мы никогда в своей жизни никому не мешали в организации бизнеса и так же не любим, чтобы нам мешали» 

Имена миллиардера Года Нисанова и его партнера Зараха Илиева долго были неизвестны широкой общественности. Совладельцы Черкизовского рынка, торгового комплекса «Москва» в Люблино и нескольких менее крупных объектов избегали фотокамер, не летали на золотых самолетах и не устраивали шумных вечеринок с Юрием Лужковым и звездами эстрады.

У специалистов имена Илиева и Нисанова ассоциировались с многочисленными рынками. «Это было время либерализации торговли, — вспоминал начало 1990-х в интервью Forbes руководитель отдела потребительского рынка Москвы Владимир Малышков. — Спрос синел на улицах, предложения практически не было.

Вам виднее, это же ваши подсчеты. Наверное, наша целеустремленность, умение работать. Быстро принимать решения, идти на какие-то риски, не бояться идти туда, куда другие боятся. И удача, конечно.

Давайте я вам объясню. Мой отец был директором крупнейшего консервного завода Кубинского района, фактически градообразующего предприятия. Несмотря на то что наша семья всегда была обеспечена, нас с братом он воспитывал в строгости, прививал любовь к труду и учил ценить то, что имеешь.  Финансовая поддержка отца — это хорошо, но мне хотелось заработать свои деньги. Рабочий день по 12–14 часов меня никогда не пугал, даже сейчас мой рабочий день очень часто заканчивается далеко за полночь.

— Вы знаете, у нас в компании большой многонациональный коллектив, работает более 20 000 человек. Сам я родом из поселка Красная Слобода в Кубинском районе Азербайджана, это уже больше 300 лет место компактного проживания горских евреев. (В царской России этот поселок носил название Еврейская Слобода. — Forbes) Наши предки попали в Персию, спасаясь от преследования инквизиции. Когда в Персии стали активно насаждать мусульманство, те евреи, которые не пожелали его принимать, ушли и долго жили в горах. Поэтому мы называемся горскими евреями. Мы всегда были ремесленниками: ткали ковры, занимались сельским хозяйством, торговлей. Кубинский Фатали-хан пригласил наших предков поселиться неподалеку от столицы его ханства и пообещал защиту. Так сформировался наш поселок Красная Слобода. До революции там было 13 синагог. До того как в 70-е годы прошлого века люди стали уезжать в Израиль, в поселке было более 4000 человек, сейчас, к сожалению,   население сократилось. Зато наших земляков можно встретить в любом городе мира. Естественно, и в Москве нам помогала наша диаспора. Наша сила в том, что мы не теряем связей с земляками.

— После окончания техникума я работал в собесе и одновременно помогал отцу, который был директором крупнейшего в Кубинском районе консервного завода. После того как распался Советский Союз, было сложно, приходилось работать по бартерным схемам. Отец часто ездил в командировки, а я оставался управляющим на предприятии, где работало около 3000 человек. Что касается своего бизнеса, то, когда мне исполнилось 18 лет, мы с другом открыли в поселке коммерческий магазин. До революции у нас было много богатых купцов, даже первой гильдии, в их домах на первом этаже располагались магазины — вот такой мы и арендовали. Торговали всем. У наших земляков очень много родственников в Америке, Израиле, Германии. Никто в Азербайджане не получал столько посылок из-за рубежа, сколько жители нашего поселка. В посылках в числе прочего было много хорошей современной одежды. А не все ведь наденешь — и мы стали продавать ее по принципу комиссионного магазина. К нам по выходным приезжали люди из Баку, народу было очень много. Хороший был магазин.

— В Москве у меня было много друзей-земляков, которые приехали раньше. Однажды я отпросился у отца на 10 дней в Москву, чтобы посмотреть, как здесь идет торговля. Тут я понял: в столице возможностей для бизнеса даже у меня, молодого парня, гораздо больше, чем в Азербайджане. С оборотными средствами сначала помогал отец, потом появились свои. Бизнес поначалу был разный. В основном торговля товарами народного потребления.

— Например, поставки из Дубая. Я знал фарси и арабский и, когда пустили рейсы между Россией и Дубаем, полетел буквально на втором, чтобы посмотреть. Иду как-то по улице, вижу: галантерейные наборы, расчески продаются по 75 центов за штуку. А в Москве, я знал, такие продаются по $3. Мобильных телефонов тогда не было, я дождался вечера, пошел на почту, позвонил своему другу. Выяснилось, что покупают они те же наборы в США по $1, 75. Я ему сказал: бери все деньги, что есть, покупай билет и лети сюда, только никому ничего не говори. У него было $20 000, мы купили товара на $115 000, оставшиеся деньги я попросил у отца. Привезли огромное количество коробок и за один день перепродали их оптовикам по цене $2, 5 за штуку и заработали более $200 000. Это было в начале девяностых.

— Мы с Зарахом давно дружим. Выросли в одном поселке. Со временем дружба переросла в партнерство. И я ни на секунду об этом не жалею. И он, думаю, тоже. У нас очень много общего — чисто человечески. Мы очень много общаемся, обсуждаем текущие проекты и дела. А начинали с того, что в 1993 году  приобрели с ним участок у метро «Новые Черемушки», где потом построили ТЦ «Панорама».

«Все друг друга знают»

— Прошло 20 лет, сейчас у вас больше миллиона квадратных метров торговой недвижимости. Расскажите, какова структура доходов вашего бизнеса? Что из ключевых объектов — «Европейский», торгово-развлекательный центр «Москва» или рынок Садовод» — приносит вам больше всего?

— Основной вид деятельности нашей компании — предоставление в аренду коммерческой недвижимости. Наиболее рентабельным проектом в структуре бизнеса является торговый центр «Европейский».  Торговый центр «Москва» и рынок «Садовод», безусловно, не только социально направленные объекты, они имеют коммерческую привлекательность. Размер доходов с учетом экономического положения в стране, естественно, варьируется от года к году, точный размер текущего дохода я сейчас назвать затрудняюсь, а быть голословным не хочу.

— Forbes оценивает ваш капитал в $2, 4 млрд, а если вместе с партнером, то ваш бизнес стоит почти $5 млрд. А какова ваша оценка?

— Наш капитал складывается из стоимости принадлежащих нам активов. В то же время оценку всего своего бизнеса мы никогда не проводили, так как вопрос его продажи никогда не рассматривали и не рассматриваем. Я не знаком с методикой оценки, проводимой экспертами журнала Forbes, но специалистам журнала я, безусловно, доверяю.

— Конкуренты? Вы имеете в виду ООО «Титан»? Мы тоже удивились. Мы думали, они станут сейчас поднимать цену, создавать искусственную конкуренцию. Слава Богу, все обошлось. Других конкурентов там не было. Видимо, несмотря на внесенный перед аукционом залог, потенциальная компания-конкурент реально оценила свои силы и в результате сняла свою кандидатуру с торгов. Бизнес-то в Москве. Все друг друга знают. Создавать искусственную конкуренцию в этих сегментах бизнеса желающих мало в городе.

— Есть люди, которые работали с «Националем», «Метрополем». Зачем нам с ними конкурировать? В Москве объектов много, на всех хватит. Мы никогда в своей жизни никому не мешали в организации бизнеса и так же не любим, чтобы нам мешали. Мы можем только помочь. Что, честно вам скажу, довольно часто делаем.

— Окупились ли уже инвестиции в гостиницу «Украина», которую вы также приобрели на торгах и потом реконструировали, только пять лет назад?

— Пока нет. Гостиницы не так быстро окупаются, как другие бизнесы. Это долгий проект на ближайшие 15–20 лет. Доход она приносит, но и расходная часть очень большая, у нас работает полторы тысячи сотрудников. Кроме того, мы сейчас ее расширяем: строим парковочные места, в августе откроется конференц-зал на 2000 посадочных мест, где будут все условия для проведения всемирных конференций. Планируем сделать ресторан-клуб Роберто Кавалли, рестораны индийской, китайской, малайзийской кухни, молодежные рестораны, которых в Москве пока нет. У ресторанов будут отдельные выходы к реке, мы надеемся, нам разрешат за наш счет благоустроить набережную до моста Багратион, чтобы люди могли свободно и безопасно прогуливаться, ездить на велосипедах, просто отдыхать. В сентябре 2013 года мы планируем провести первую конференцию в обновленной «Украине». Если говорить о прибыльности, то бриллиант в нашей короне, конечно, торговый центр «Европейский». Но гордимся все же мы больше всего «Украиной», это наша визитная карточка.

— Понимаете, эти объекты — «Украина», «Европейский» — их же отсюда не заберешь, они будут здесь годами и после нас будут работать. Нам с Зарахом для себя особо много не нужно. Вот помню, раньше мне хотелось иметь такие часы, другие. Сейчас я исповедую разумную достаточность, а в бизнесе мы стараемся реализовывать социально ориентированные проекты, очень приятно осознавать, что результатом твоей работы является создание новых рабочих мест, благоустройство любимого города, участие в его развитии. Есть объекты, которые приносят определенный дивиденд, на которых мы зарабатываем. А есть другие, социально ориентированные. Вот, например, наши яхты-рестораны, которые мы пустили по Москве-реке. Они были специально спроектированы для работы в зимних условиях. Теперь в городе фактически действует круглогодичная навигация, его красотой можно насладиться и летом, и зимой, что очень нравится жителям и гостям столицы.  На ВВЦ мы собираемся построить самый большой в Европе океанариум и дельфинарий. Для этого проекта мы заключили контракт с австралийской компанией, которая лучше всех разбирается в океанариумах, а также заключили соглашение со специалистами, которые уже обучают 17 наших дельфинов в Японии. Дельфинов мы купили не только для шоу в основном бассейне, но и в качестве помощников в реабилитации детей с ограниченными возможностями, четыре бассейна будет отведено, чтобы с дельфинами занимались дети-инвалиды. Все дельфины для нашего дельфинария выловлены в Японии, так как в России дельфины занесены в Красную книгу. Также в рамках предоставленной квоты для участия в шоу-программах дельфинария нам поймали касатку и белуху. Когда я увидел фото касатки, то просто перевернул его лицевой стороной вниз, так жалко стало. Может, отпустить? А мне говорят, это ведь не золотая рыбка. С другой стороны, мы уверены, это будет потрясающее зрелище, людям понравится. В мире не так много дельфинариев, и в такой крупной столице, как Москва, дельфинарий и океанариум станут достойными местами, где люди смогут отдохнуть, прийти сюда с детьми. Я уверен, что по результатам проведенной нами реконструкции  ВВЦ станет визитной карточкой России.

Власти и партнеры

— Складывается впечатление, что вам уже не очень интересны вещевые рынки. Не хотите продать «Садовод», ТРЦ «Москва», «Южные ворота»?

— Нет. Вы знаете, мы суеверные люди. Нам с детства говорили, что нельзя оценивать свое имущество с целью продажи, если тебя не вынуждает к этому жизнь. Мы с этого бизнеса начинали. Мы гордимся, что с нуля смогли его создать. Мы же не участвовали в залоговых аукционах государства. Мы начинали с рынков.

— Вы много путешествуете. В каких городах и странах вам встречались такие форматы торговли, как «Садовод»?

— Есть такое понятие «восточный базар». Вот на Востоке, в Азии таких рынков много. В то же время мы стараемся этот формат торговли максимально приблизить к современным стандартам. В октябре мы открыли на «Садоводе» новый крупный торговый комплекс, временных строений, таких, как были раньше, там нет. У нас работает отделение миграционной службы, там безопасно, «Садовод» совсем не похож на Черкизовский рынок. Кроме того, мы уже согласовали проект строительства нашими силами автовокзала, расширения МКАД, полноценного транспортно-пересадочного узла. Со временем мы полностью уйдем от слова «рынок», это будет многофункциональный выставочный комплекс. С другой стороны, такими рынками живут десятки тысяч людей, эти предприятия обеспечивают необходимым российские регионы. Пока люди приезжают сюда со всей страны, такие рынки нужны. И хотя мы занимаемся гостиницами, строим океанариум и дельфинарий, мы продолжаем вкладывать деньги и в это направление бизнеса тоже, при этом делаем его более цивилизованным. Более льготные условия по аренде и хранению товара мы предоставляем российским производителям. После того как законодательство ужесточилось, китайцы постепенно покидают этот сегмент, их становится меньше, они сезонные арендаторы. А российские производители, наоборот, расширяют свое присутствие.

— Это стало неприятной неожиданностью. Но у нас уже были тогда торговый центр «Москва» и «Садовод», и на них было некоторое количество свободных мест. Конечно, арендаторы с Черкизовского рынка стали приходить к нам. У нас появилась возможность делать отбор и работать только с теми, кто зарекомендовал себя как надежный бизнесмен с официальными документами. Вместить всех желающих наши торговые комплексы не могли, поэтому многим людям нам пришлось отказать. Не знаю, много ли мы потеряли от закрытия Черкизовского рынка. Но это закрытие стало сигналом к тому, что снова вкладывать деньги в такой тип объектов неправильно. Надо работать более цивилизованно.

—  Сергей Собянин запустил процесс пересмотра инвестконтрактов, многие стройки в центре были остановлены, а вы расширяете «Садовод», запустили торговый комплекс «Южные ворота» на 19-м км МКАД. Как так?

— Вы правильно сказали, стройки приостанавливались в центре, а мы в центре ничего не делали. Реконструкция «Садовода» выгодна городу. А торговый комплекс на 19-м км был согласован еще давно. После того как пришло новое руководство города, мы согласовали строительство автовокзалов и перехватывающих парковок на наших территориях. Сейчас городу интересны проекты, которые мы осуществляем. За последние полтора года мы выкупили долю города в трех наших объектах, заплатив больше 10 млрд рублей в бюджет. Долю в «Европейском» покупали по очень высокой цене, огромную сумму [2, 5 млрд рублей за 6%] заплатили. Мы стали больше вкладывать, работать на перспективу, у нас появилась уверенность. Раньше у нас было желание построить башню в Москва-Сити, но не было возможности ввиду отсутствия аукционов на этой площадке, а сейчас мы победили на торгах, где я и мой партнер даже лично принимали участие (победители заплатили около $300 млн. — Forbes), и за два года построим башню площадью 315 000 кв. м.

— Не очень понятно, почему у вас раньше не было возможности работать в Сити, площадки там, в общем-то, меняли хозяев.

— Да, эти проекты крупнейшие. В то же время мы занимаемся и другими проектами. После восьми лет ожидания мы получили правоустанавливающие документы на строительство офисного центра у метро «Юго-Западная». Этот проект гостинично-делового комплекса площадью 34 000 кв. м и объемом инвестиций 3–4 млрд рублей мы давно стремились реализовать, и сейчас благодаря руководству города нам утвердили технико-экономические параметры, мы согласовали проект и прошли ГЗК. В ближайшее время выходим на стройку. Есть еще ряд перспективных объектов — гостиницы, магазины.

— Проектом «Парк чудес» мы занимались давно. Тогда он так и не был реализован. Когда мы узнали, что городские власти вернулись к нему, мы решили принять участие в конкурсе проектов. Я собрал всех своих архитекторов, проектировщиков, мы сделали концепцию и с ней участвовали в конкурсе. В конечном итоге там было около ста участников, были и иностранцы. Жюри определило пять лидирующих проектов, выбирать между которыми пригласили жителей города с помощью интернет-голосования. И хотя мы не рекламировали свой проект, все равно заняли первое место. Наша концепция понравилась голосовавшим жителям больше всего. А почему бы не заниматься этим проектом, если москвичам это по душе? Именно поэтому хотелось бы, чтобы наша концепция победила и была принята окончательно.

— Насколько я знаю, сейчас разрабатывается генплан и обсуждается проект планировки. Было совещание, на котором обсуждалось, как пройдет согласованная хорда, где будут выходы из метро. Я был бы очень рад, если за основу примут нашу концепцию. И если это произойдет, мы с радостью оставим все свои более мелкие объекты и все силы вложим в два глобальных проекта — ВВЦ и Хорошево-Мневники. Если нам доверят такое строительство, мы с честью и достоинством доведем его до конца.

— Перспективы внушительные. Как, по-вашему, было бы это все возможно, если бы не ваш партнер? Какую роль в бизнесе сыграл Ильгам Рагимов и помогало ли вам когда-то то, что он знаком с Путиным?

— Человек дружит ведь не по расчету. Мы по расчету не дружим. История нашей дружбы с Рагимовым долгая, они друзья молодости с моим отцом. Насчет помогать — он всю жизнь мне помогал, и я тоже ему помогал. Сказать, кто больше и кто меньше помогал, нельзя. Он очень сильно меня морально поддерживает, дает советы. У нас семейный бизнес. Как партнер, он заинтересован, чтобы бизнес развивался. Но наш бизнес мы наращивали годами, нам никто ничего просто так не давал. Мы его сформировали с нуля, своим трудом, своими ежедневными вкладами в эту деятельность.

Я благодарен судьбе за то, что в моей жизни есть такие партнеры, как Рагимов и Илиев. Такой дружбой и такими партнерами можно только гордиться.

— Какова доля Рагимова в бизнесе? Или она меняется от проекта к проекту (по данным Forbes, от 10% до 15% в основных проектах)?

— Наш бизнес не связан ни с ресурсами, ни с сырьем, ни с какими-то государственными проектами. Мы не участвовали в залоговых аукционах. Таких, как мы, девелоперов в России сотни. Я знаю точно, ни один из чиновников никогда не скажет, что мой старший друг и партнер Ильгам Рагимов открывал к ним двери и заходил с проектами, пользуясь чьим-то именем. Никогда!

Наш бизнес — результат ежедневной, ежечасной работы. Он есть благодаря тем людям, с которыми нам Бог дал возможность работать, благодаря государственным властям, которые внимательно изучили наши проекты и поверили в них. Благодаря нашей слаженной команде. Вот они мне по жизни всегда помогали и помогают ежедневно. У человека должна быть любовь к работе, стремление идти вперед. Если у меня не будет стремления идти вперед, жизнь станет серой. Я надеюсь, что я построю проект в Сити, построю проект на ВВЦ, и вот тогда я буду чувствовать, что сделал что-то достойное. Пока то, что мы сделали, кажется мне только началом.

— Есть ли у вас какие-либо реализованные проекты в Европе, может быть, планируете инвестиции в зарубежное строительство?

— Нет. У нас нет планов относительно инвестиций в зарубежное строительство. Мы работаем только в России, ведь Россия — страна огромных возможностей и перспектив. Да и зачем ехать куда-то, если [в России] правительство создает благоприятные условия для ведения бизнеса.

The Village выбрал десять неоднозначных офисов, гостиниц и развлекательных центров столицы и узнал их историю

Современная архитектура Москвы часто вызывает больше вопросов, чем гордости. Наследие эпохи Юрия Лужкова — гигантские офисные здания, аляповатые торговые центры и отели, делающие вид, что они на век старше своего возраста, — подталкивают к размышлениям о том, кто же решил такое построить. The Village выбрал десять неоднозначных строений и узнал их истории.

Один из самых противоречивых долгостроев Москвы — пирамида на Оружейной улице — начал возводиться ещё в 2006 году по проекту «придворного архитектора» Юрия Лужкова Михаила Посохина. Через два года «Донстрой» заморозил этот проект из-за проблем с деньгами, здание вместе с другими объектами коммерческой недвижимости оказалось у фирмы «ДС Девелопмент», которой владели основатели «Донстроя» Максим Блажко и Дмитрий Зеленов. В 2010 году эта компания не смогла расплатиться с долгами, и её объекты перешли к Сбербанку за символические 100 рублей. Именно дочерняя компания банка завершала строительство 165-метрового комплекса.

Прошлой осенью сотовый оператор «Мегафон» миллиардера Алишера Усманова заявил о покупке 49, 9 % офшора, которому принадлежит компания-владелец дома. Одновременно был перезаключён договор аренды: по нему «Мегафон» на десять лет займёт 49 тысяч квадратных метров в здании и будет платить 27, 2 тысячи рублей за метр в год. Переезд из офиса на Кадашёвской набережной (о нём уже рассказывал

И вновь работа Михаила Посохина и архитекторов мастерской «Моспроект-2». Девятиэтажный постмодернистский комплекс 2003 года постройки на Садовом кольце до прошлого кризиса принадлежал банку «Глобэкс». Потом банк подвергся санации, а его активы оказались у Внешэкономбанка. Летом 2014 года здание площадью 36 тысяч квадратных метров выставили на продажу, а осенью продали «Корпорации А.Н.Д.», управляющей недвижимостью семьи Гуцериевых. Предполагалось

Саит-Салам

Торгово-офисный центр на пересечении Нового Арбата и Садового кольца открылся в 2008 году. Его построила корейская Lotte Group — это крупнейший в стране конгломерат, занимающийся недвижимостью, торговлей и производством продуктов питания, а название компании восходит к имени главной героини романа Гёте «Страдания юного Вертера» Шарлотте. Архитектором проекта вновь выступил «Моспроект-2» — по иронии судьбы новое здание исказило облик Нового Арбата, ансамбль которого спроектировал отец Михаила Посохина, знаменитый советский архитектор Михаил Васильевич Посохин.

Помимо этого 21-этажного здания Lotte Plaza, в России у группы есть отель Lotte Hotel Moscow, бизнес-центр у метро «Калужская», а также кондитерская фабрика в Калужской области, где производят печенье Choсo Pie. Всего Lotte инвестировала

Комплекс на набережной Москвы-реки изначально был совместным проектом столичных властей и турецкой компании Enka. Впоследствии мэрия вышла из состава акционеров бизнес-центра Riverside Tower и отеля, а Дом музыки, напротив, стал бюджетным учреждением. Зимой, после того как Россия ввела санкции в отношении турецких компаний, «Swissotel Красные Холмы» на некоторое время приостановил бронирование номеров, но потом возобновил

Вообще, Enka была одним из первых застройщиков Москвы постсоветского периода: она помогала восстанавливать Белый дом после расстрела 1993 года и ремонтировала здание Госдумы. Теперь она менее активна на московском рынке. Последний заявленный проект — 633 тысячи квадратных метров 

Торговым центром возле Курского вокзала общей площадью в 103 тысячи квадратных метров владеет московская компания «Ингеоком». Её создал в 1988 году геолог Михаил Рудяк

Торговый центр возле Киевского вокзала площадью 180 тысяч квадратных метров, к облику которого приложил руку скульптор Зураб Церетели, принадлежит компании «Киевская площадь», а она, в свою очередь, — миллиардерам Зараху Илиеву Году Нисанову

Военторг на Воздвиженке был закрыт на ремонт ещё в 1990-е. В 2002 году его владельцем стала группа «АСТ» Тельмана Исмаилова, также владевшего Черкизовским рынком. Через год здание снесли и построили на его месте торгово-офисный центр, своими чертами лишь отдалённо напоминающий старый универмаг. В 2009 году бизнесмен, у которого в тот момент начались проблемы, продал объект миллиардеру Сулейману Керимову Дмитрию Рыболовлеву

Построенную в 1930-х годах на Охотном Ряду гостиницу снесли до основания в 2004 году, а затем построили заново с повторением прежних фасадов. После реконструкции в ней открылись отель Four Seasons Hotel Moscow на 180 номеров и торговая галерея «Модный сезон». Совладельцами здания в разное время были и Аркадий Ротенберг

Юрий и Алексей Хотины не общаются с прессой, но известно, что они окончили военное училище, а бизнес начинали с продажи и производства косметики. Для этого братья арендовали цеха фабрики имени Микояна, а вскоре стали заниматься скупкой недвижимости в промзонах. Сейчас, по

Массивный торговый центр — результат стройки по обмену

Центром занимались компании «Ташир» миллиардера Самвела Карапетяна

Один из последних проектов классика советской архитектуры Андрея Меерсона, автора жилого дома «Лебедь» у Химкинского водохранилища и «дома на ножках» на «Беговой». Отелем в начале Тверской улицы владеет инвестиционная группа «Верный капитал», бенефициаром которой является самый богатый человек Казахстана (по версии местного Forbes) Булат Утемуратов